Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

Волгоград 2000

(эту историю я собираюсь рассказать больше десяти лет. но она длинна и временами до смешного трагична. попытаюсь еще раз. прошло слишком много времени - часть эмоций стерлась, но оставшиеся не хуже. буквы ниже - чистая правда без мифотворчесва, которое мне периодически свойственно. поехали)

Как обычно начну с вводной информации. Мне 20 лет, я активно ошиваюсь в соликамском комитете по делам молодежи - весь из себя общественник и КВНщик. От коллег из Оханска приходит факс с предложением свозить детей в трудовой лагерь под Волгоградом. Личные разговоры сулят удивительные условия - проживание в детском лагере, четыре часа работы, рядом речка, экскурсии, бесплатное питание и возможность для подростков заработать деньги. Красота! Но родители должны сдать полную сумму денег за билеты и еще какой-то сбор - после все компенсируется детскими заработками. Мы собираем почти 30 детей от 8 до 19 лет, остальной добор происходит из Чайковского. Вместе с моими земляками едет начальник лагеря и медик.

Важное замечание - наша группа, в большинстве своем, состояла из детей "блатных" родителей (авторитет соликамского КДМ был в то время высок и этой структуре доверяли). Остальная часть - школьники соликамского района и четверо здоровых лбов из тохтувского техникума ("ребята, будьте с ними повнимательнее - у троих имеются приводы в милицию, в общем, не благополучные они" - наставляла нас перед отъездом их педагог). Мой напарник - Женя Терентьев преподаватель одной из сельских школ был не намного старше меня.

Чайкоские ребята с начальником лагеря заходили в вагон Ижевске. Несколько часов до встречи мы пребывали в радостно настроение - единственное, что нам пришлось сделать после отправления - изъять весь алкоголь у старших "неблагополучных" подростком. Сделали это корректно, без излишнего моралите и даже выплатив им рыночную стоимость конфискованного, взяв взамен обещания об исполнении "сухого закона". Четыре часа спустя, в Удмуртии мы полностью воссоединились с трудовым коллективом и узнали много нового, что серьезно сбило наш положительный настрой с Терентьевым.

На железнодорожном вокзале нас встретило несколько автозаков и один ПАЗик. Ехали мы несколько часов в пыльном крытом кузове, поэтому местных красот оценить не удалось. Когда по приезду нас выпустили на волю, я понял, что представление Оханска и местных о детском лагере находится за гранью добра. Это был реальный пиздец. Двухэтажное мансардного типа здание, которое пережило сталинградскую битву и после ни разу не ремонтировалось. Бытовые условия отсутствовали напрочь. Зато на первом этаже жили милые китайцы. Милые, потому что местные позитивом не блистали, а скорее наоборот - были рады приезду свежему и молодому женскому мясу. Ровно в этот день большинство селян получило зарплату за несколько месяцев. По этому поводу весь поселок бухал и в честь нашей безопасности, на ночь нам выделили туташнего участкового. К девяти вечера он тоже был не трезв. Экшен был так себе, но на следующий день нам обещали все поменять и перевезти в более комфортное место.

Обещание выполнили - нас переместили ближе к Волгограду, на территорию чего-то более похоже на пансионат для небогатых работяг. Правда корпуса были загажены настолько (до нас в них жили воспитанники детского дома), что девочки зайдя в свою комнату - сели и заплакали. Это чудесное спокойствие имело на звание - Ахтуба. Этот день прошел в приборке и в попытке успокоить детей. Разговорился с ребятами из Чайковского - все они были из малообеспеченных семей, эту поездку им оплатила администрация города - для бля большинства из них это была единственная возможность выехать куда-то на лето. Одна из девчонок, сказала, что ездит уже не первый раз и сейчас ей нравится больше, чем в прошлые годы.

Следующие утро. На везут на "работу". Веселый бригадир травит анекдоты пока "буханка" петляет между полей. Вокруг лопаты и перчатки. "Приехали!". Выходим. Красивое русское поле засеянное чем-то вроде помидор до самого края. "Вот ваш фронт на сегодня" - радостно озаряет улыбкой он. Я в сельском хозяйстве понимаю не лучше, чем балете, но вокруг раздаются вопросы: "В смысле? Это поле? Все?". "Да, это ваша норма на сегодня. Можно, конечно, чуть-чуть оставить на завтра, но лучше сегодня. Вас 30 человек - управитесь.". Тут включается Терентьев: "Но это не четыре часа работы.". "Есссстественно, а вы как думали. На обед мы завами приедем, потом обратно". Не снимая улыбки, исчезает.

Тут я исключу все моменты негодования - я правда, ни хера, не смыслю даже в огородничество. Поэтому иду искать председателя этого совхоза. Мне повезло, он бы на месте: "Здравствуйте, тут такое дело. Нам заявляли одни условия, все как-то изменилось. Но мы предполагали и детей настраивали, что это работать они будут по ТК РФ...". Молодой начальник сего агропредприятия, наливается краской и без всяких вводных начинает орать матом. Сходу и долго. Кстати, я тогда узнал много новых нецензурных оборотов. Но финал монолога был классический: "... и какого хуя, блять, вы сюда приеблися?!". Я так ошалел, что сказал "я потом зайду" и вышел.

На следующий день, когда половина моих ребят не пошли в поле, мотивируя это тем, что в гробу они видали такой трудовой лагерь, меня вызвал к себе председатель. Первое, что он казал: "Извини, что я вчера на тебя сорвался". Тут я прифигел еще больше. Но потом все стало ясно: мы были третьей группой из Пермской области, которая приезжала и шла в отказ по работе. Всему виной (это его слова) "сука из Оханска", которая пудрит мозги и делает на вас деньги. А у него горит план, сорняки и урожай. Поэтому он злой. У меня возникает логичный вопрос: "И?". Он: "Я все понимаю и читал законодательство, касаемо использования детского труда. Но у нас эти правила не действуют. Если вы не будете выполнять дневную нормы, вы ни то, что денег не получите - твоих детей придется оставить без питания. Начальник вашей группы уже готова это сделать. Прости, но у нас все просто: кто не работает - тот не ест. Поэтому, берите пример с Чайковского".

Мои земляки, в отличии от Соликамска были ударниками. В семь завтракали, уходили в поле, заезжали на обед, после снова на грядки и возвращались около девяти. И так каждый день. Начальник Чайковского и всей нашей группы, уже не первый год возила сюда детей и, не по одной группе за сезон. Она таки сняла наших детей с питания. На сутки. После я пришел и сказал: "Мои дети каждый день бегают на телеграф и звонят родителям. Жаловаться. Запретить я это им не могу и не хочу. Самые активные папы и мамы готовят документы в суд. К слову, одна девочка - это дочка юриста администрации. Так вот, начальник лагеря вы - это ваше решения снять детей с питания. Оханск - далеко, вы - уже близко, чтобы быть ответчиком на суде. Это вам надо?".

Меня много раз ненавидели в жизни. Но так явно и близко - никогда. Но еду она вернула. Следующая часть истории будет финальной, но самой веселой. Дети окончательно ушли в отказ. Постоянно работали только те ребята из техника. Я до сих пор им благодарен за то, что они не повелись на все истерики молодняка и без лишних слов, с пониманием выходили на работу. Через три дня бездельные и самые наглые дети пошли самоходом в Волгоград. Ситуация полностью выходила из под всякого контроля. Я решил увозить детей, на что мне ответила - таких умных каждое лето до ебени фени, ничего у тебя не получится. Обратный билет на всех один. Это реально была одна бумажка. Добивая это тем, что в летний сезон найти обратные билеты - не реально.

Но татарин поверит пока сам не проверит. Сначала я поехал на ближний вокзал в город-спутник Волгограда - Волжский. Мне там ответили тоже самое - билетов нет и до сентября не будет. Потом мне подумалось, что те РЖДшники были в доле с колхозниками. Я не поленился и поехал на центральный вокзал в столицу области. О, чудо - прямо в кассе мне ответили: конечно, поменяем ваш билет. Поезд послезавтра. Сегодня вы уже опоздали, а так - никаких проблем.

Про чувство радости детей я тоже промолчу. Самый треш начался в день отъезда. Я загодя приехал на вокзал в Волгограде. Пришел в ту же кассу и... почувствовал, что такое человеческий фактор в действе. В окошечке сидела другая женщина, которая сказала: "Да вы очумели, ниче я менять не буду". Никакие убеждения на тему, что транспорт уже заказан и буквально в данную минуту дети грузятся в эту сторону не действовали. Она просто закрыла окошечко. В этот момент я понял полный смысл фразы: "здравствуй, жопа новый год!". Одна мысль - идти и падать в ноги начальнику вокзала.

Везет дуракам и пьяницам. Начальником вокзала оказалась женщина. К тому же я был уже не в себе. До сих пор вспоминаю себя с улыбкой - сумасшедшее нечто врывается в кабинет и начинает тараторить, что буквально через час сюда приедет 30 детей, которые будут жить тут до последнего: "и поймите, меня правильно, лично для меня это конец света, но и вам придется не сладко". Я вещал, что-то еще, но она меня остановила: "Молодой человек, я вас поняла, секундочку". Набирает телефон на столе: "Оля, сейчас к тебе прилетит товарищ, закрывай кассу на спецобслуживание и срочно меняй его билеты". Улыбается мне: "Пройдите в девятую кассу, там все сделают". Позже я купил ей коробку конфет и безудержно благодарил.

Но и это еще не все приключение. Если бы у меня было сердце, то через полчаса у меня должен был случится инфаркт. Я поменял один билет на разных 60-х и успокоился, вышел на привокзальную площадь, чтобы встретить детей. А никого нет. Я подождал еще 15 минут, может застряли на переправе. Еще чуть-чуть. Прикидываю - поезд прибывает минут через десять - времени впритык и тишина. Иду к таксофону, набираю номер Ахтубы - мне отвечает Женя Терентьев. Охуеваю: "Женя, почему ты берешь трубку?". Слышу в ответ: "Такое дело: один автобус сломался, вторая машина задержалась. Первую партию из девочек и сумок мы отправили тебе 25 минут назад. Сейчас ждем, когда нам дадут еще какой-нибудь транспорт". Я скатываюсь по стене: "Женя, дорога занимает два часа - поезд уходит максимум через час!". Он меня максимально спокойно отвечает: "Леня, ну а я что сделаю теперь...".

Я вещаю трубку и - мне уже точно не вспомнить и не передать тех эмоций. Тотальный ад. Я все все быстро себе представил. Больше нет денег, что снова поменять билеты и теперь мы тут будем жить. Когда эмоции перешкаливают - срабатывает защитный механизм: "Хочу холодного пива, булочку и покурить". Начинаю медленно передвигаться к торговым точкам. Проходя мимо табло расписания, на автомате поднимаю голову, чтобы оценить весь пиздец происходящего и вижу бегущую строку: "Поезд Новороссийск- Пермь задерживается на 2 часа 45 минут". Я никогда больше не испытал такой гаммы чувств за три минуты жизни!

Все успели. Вторая группа приехала тютелька в тютельку до отхода паровоза. Надо видеть счастье детей и как они повсеместно и ежечасно рассказывали пассажиром, что сбежали буквально из Бухенвальда. Их жалели и кормили, а нам с Женькой было стыдно. Но уже пофиг.

Позже я проходил практику в пионерских лагерях и, вообще, следую года четыре плотно взаимодействовал с детьми разных возрастов. Я видел, как сближались подростки на сборах лагеря актива и не хотели уезжать, как они проникновенно пели прощальные песни. Но больше никогда я не слышал такого единства в исполнении дебильной песни Сектора газа, сразу после того, как мы сели в родной, присланный за нами из Соликамска автобус. Это был гимн той поездки.


Прослушать или скачать Сектор газа Пора домой бесплатно на Простоплеер
Tags: вслух, прошлое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments