Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

Хуже татарина

Знакомый двор выглядит иначе, если зайти в него пешком. Навстречу, по ухабам разбитого проезда медленно катится бесцветный "УАЗ" с синий надписью "ПОЛИЦИЯ". На обшарпанных перилах подъезда пустая бутылка пива. Кнопка домофона, который неожиданно быстро оживает. Выкидывая половину сигареты в сугроб, на выдохе дыма:
- Артур Семенов. Здравствуйте.



Слышен шелест пальцев по трубке, раздражающее гудение двери. Открыто. Тем кто строил эту пятиэтажку надо оторвать ноги - ступеньки сделаны не на ход и всякий раз поднимаясь на второй этаж у него сбивается дыхание. Между пролетами он слышит щелчок замка, его встречает приоткрытая полоска коридора. Девичья куртка на плечиках. Замереть на секунду, уверенно соврать, что проходил мимо.
- Ну, и чего стоим - заходите.
- Можно, да?

Из комнаты доносится татарская речь – бабушка разговаривает по телефону. Чужие слова: "В этой семье тебя любили только бабушка и кот". Забавно. Особенно с бабушкой – однажды она отдыхала в санатории, и жила в одном номере с татарскими тетками Семенова, он приходился им внучатым племянником. Когда это выяснилось, он долго смеялся, а бабушка прониклась к нему родственными чувствами. И кот.
- Вы так и будете стоять в прихожей? Проходите...

Комната. Ничего не меняется - в ней всегда уютно. Только телевизор стал больше и стоит в другом углу. Спинка детского автомобильного кресла за подлокотником дивана. Стоп. Детское кресло – как же давно он здесь не был.
- Рената Алексеевна, очень рад видеть вас. Честно: я даже соскучился...
- Мы тоже вас иногда вспоминаем.
Мгновенное желание съязвить, но это бесполезно: он знает этого человека много лет, но, ни разу не смог понять, что она думает про него на самом деле.
- Как обычно – хочу кофе.
- Сейчас, чайник почти вскипел.
Молчание. Он вспоминает все фразы и мысли, которые планировал сказать. Но приятнее ничего не говорить. Бесконечно глупое:
- Как поживаете?

Кухня. Чашка. Кофе. Сахар. Кипяток. Медленно, сквозь зубы:
- Вы воспитали чудовище. Простите, но я должен был это сказать.
- Не спорю, только и вы временами, еще тот Достоевский.
Семенов заглядывает под стол, достает пустую табуретку, по-домашнему вытягивает на нее ноги.
- Собственно, я собирался напиться вечером, чтобы приехать и сказать...
Потом он несет какую-то чушь про соседку с первого этажа, которая пенсионерка и пьет от одиночества водку со льдом. Трезвость сковывает его мысли и повествование. Лицо собеседницы отражает силу татаро-монгольского ига – красиво и хочется заплатить дань. За пронзительную улыбку превосходства.
- Пить не надоело?
- Все бы так бухали, как я.
- Еще претензии будут?
И это как-будто не подъёб, а сопереживание.
- Нет. Я схожу покурить, а потом кофе повторить, можно?

Ступеньки вниз. Крыльцо. Две сигареты. Молодой парень, заходит в подъезд и смотрит в упор:
- О, какие люди! А где цветы?
Пиздец, его помнят и узнают соседи.

Он возвращается в квартиру, кособоким взглядом снова натыкается на девичью куртку в прихожей. Помешивать сахар в кофе.
- Может, вы кушать хотите?
- Нет, и, пожалуйста, перестаньте называть меня на "вы" - я и так чувствую себя дебилом.
Он мечется глазами по кухне и натыкается на батарею.

Батарея. Однажды, год или два назад он приехал пьяный. В четыре часа утра мимо него прошли и оставили на улице. Был январь, - 37, он в московском пальто, без шапки и в рыжих осенних ботинках. Отпустил такси и решил умирать у подъезда. Сорок минут - трезвеешь на мах. Больше некуда было деваться – пока приедет новая машина у него отвалятся уши. В это дом его пустили из жалости.
- У вашей дочери нет сердца…
Продолжая бормотать ненависть, он пытался засунуть в горячее железо руки, пальцы, ладони. Его трясет от холода и обиды. Он пытается материться и замереть над теплом, будто горбун над ведерком с золотом, причитая:
- У нее нет сердца…
Пятый час утра, сонная мама в халате без особого удивления:
- Где ты умудрился так напиться?
- Мы договорились встретиться. Она должна была позвонить после тренировки в восемь. А я был в гостях. У Широкова. Это мой любимый дизайнер. Мы с ним такие вещи делали. Я его сто лет не видел. Имею право...
- Это понятно, а дальше?
- Мы выпили бутылку коньяка, затем сходили за второй. Потом его жена позвонила, отругала и обиделась, что мы напились. А еще...
Семенов пытался выгнуть обиженную спину так, чтобы стало ясно, что он жертва:
- Ваша дочь должна была позвонить. Но у нее нет сердца, а в Соликамке открылся бар "Москва". Еппать, Москва в Соликамске. Тупо интересно, что там. Кстати, кабак, вполне, себе ничего. Из закуски только лимон и официанта Валентина. На лицо обычная Валя, но на бейджике гордое - Валентина... Пришлось оставить свой телефон.
- К чему мне эти подробности?
- Не знаю. Сердце нет. У нее, которая не Валя.
- В тебе три бутылки коньяка на двоих и ты еще жив.
- Две с половиной - в столице дорогой алкоголь.
Он выговорился, протрезвел, вызвал такси и уехал, услышав напоследок:
- Ну, потерпи еще чуть-чуть.

Перехватив его взгляд, она улыбнулась:
- Ты что, про батарею вспомнил?
- И про ваше обещание тоже.
- Я поговорю с ней на тему друзей.
- Рената Алексеевна, только никаких разговоров. Пусть она умоется своими ошибками. Переживет, но никогда в них не признается.
- Откуда в тебе столько злости?
- С кем поведешься от того и…, дайте еще кофе, чтобы сменить тему.

Еще две чашки кофе. Нелепости, воспоминания, бутылка вина, которая лежит, привезенная с полгода назад. Мы ее обязательно выпьем в следующий раз. Семенов прикидывает, через какое количество лет красное сухое превращается в желе. Пять, десять или это касается вина в бочонках? А если эту бутылку закопать?

Коридор. Снова девичья куртка на плечиках. Не хватает слов и кота. Барсик - зверь, которого он пытался приручить восемь лет. Однажды, это собака прокусила насквозь его ладонь. И это была честь – "тебя в этой семье любили только бабушка и кот". Так и не подружились - Барсик умер осенью. Достойный паж своей молодой хозяйки.

- Был рад увидеться. Все, что можно было - сказал тысячу раз, больше добавлять не буду. Дочери привет. Так уж и быть - пусть сбережет себя.
- Заходи еще...
- Угу, нежданный гость все-таки хуже...

Tags: txt
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments