Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

На смерть Маркеса

Габриель Гарсия Маркес - достойно прожил, умер в преклонном возрасте и не стеснялся быть классиком мировой литературы. Полистал некрологи и комментарии - писатель был абсолютно разным для каждого. Иногда, некоторые пытаются убедить меня в том, что Толкиен был лучшим мифотворцем в художественной литературе - всякий раз сдерживаюсь, чтобы не ответить: "Ребята, возвращайте нюхать кокаин, а по дороге еще раз перечитайте "Сто лет одиночества". Британский мастер фэнтези, превозмогая себя, пытался осуществить собственную Вселенную, а Маркес просто выдумал пятачок дикой земли и назвал его Макондо.

Около тринадцати лет прочитал "Полковнику никто не пишет" - до сих пор считаю эту повесть занудной и скучной. Спустя два года случайно открыл "Сто лет одиночества" и взахлеб, не отрываясь, за два выходных проглотил книгу. В институте заново, с таким же остервенением, перечитал. Остальная его проза в меня не зашла. Несколько лет назад купил его последнюю предсмертную книгу (так было заявлено в аннотации) "Воспоминание моих грустных шлюх" - редкостный маразматический бред размазанный на сотне страниц.

Год назад на майские праздники был в Чайковском. Любимая сестра неожиданно вытащила с полки "Сто лет одиночества":
- Чищу свою библиотеку - если хочешь забери себе.
- Катя, это Маркес. "Сто лет одиночества". Должно быть жалко отдавать.
- Леня, ты же знаешь - я люблю Достоевского и латиноамериканский треш меня никогда не впечатлял.

Забрал с удовольствием - все лето книжка проторчала на виду в пермской квартире. Открыть не смог - не хватало настроения, потому знаешь о чем и финал. "Сто лет одиночества" - книга о бесконечном начале света и его конце:

"Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед. Макондо было тогда небольшим селением с двумя десятками хижин, выстроенных из глины и бамбука на берегу реки, которая мчала свои прозрачные воды по ложу из белых отполированных камней, огромных, как доисторические яйца. Мир был еще таким новым, что многие вещи не имели названия и на них приходилось показывать пальцем".

Повторное чтение случилось в Березниках, от субботней осенней тоски и безвыходности в интернет - в двое суток, как и прежде, выгрыз книгу от корки до корки. Когда все повторяется: безликий Чуртан, очередная зима, беспросветность и тоска + "Сто лет одиночества" и немного водки - мозги тлеют, как последняя партия шашлыка на природе. Классика - это не то, за что дают нобелевские премии - это такие вещи в литературе, которые в каждом возрасте перечитываются будто в первый раз.

Габриеэль Гарсия Маркес. 88 лет. Великий автор. Мне всегда любопытно - куда после смерти попадают гении?
Tags: вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment