Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

Причины неадеквата

В три или четыре года после рождения я словил черепно-мозговую травму. Отец с другом повели меня на детский велодром, велосипеды моего возраста разобрали и мне достался трехколесный, но более взрослый и не под мой рост. На велотрекетреке были горки - первая стала для меня последней. Взобравшись на нее, я помахал папе, который выпивал с приятелем на лавочке, и... здравствуй башкой об асфальт. В принципе, можно заканчивать повествование про флер безумия – в тот день я достаточно ударился головой, чтобы сегодня на вопрос о своей ебанутости твердо утверждать - "конечно".


Благодаря раннему знакомству с реанимацией у меня начисто отсутствуют первые детские воспоминания. Осознанно я помню себя лет с шести - примерно с того момента, как мне в голову прилетел кусок кирпича. Не ржать: все банально – дети играли в войнушку. Меня ранили. Квадратным булыжником. Не специально - мальчик хотел напугать, но не правильно рассчитал траекторию полета. Шагаем сдаваться к моей маме – оба рыдаем: я от того, что весь в крови, а он, видимо, испугался, что его посадят. Мама сказала, что мы два дурака – выдала ему печеньки и, велела камнями не кидаться, а мне вызвала скорую и потащила в ванну, чтобы промыть рану.

Так совпало, что в этом возрасте я узнал, что люди смертны. Забавно, но я до сих пор помню свое шокирующее удивление – быть такого не может: смерти нет. Можете продолжать смеяться: на тот момент в моем покалеченном мозгу существовала стройная концепция реинкарнации. С доказательством в памяти – образом старушки: иссохшейся, лет под 90-то, в комнате какого-то деревенского дома, на кресле-качалке и уже не живой. У меня было четкое сознание того, что она – это нынешний я. Бабуля исчезла из моей головы после операции аппендицита в девять лет.

Вырезать аппендикс – проще может быть только обрезание. Но в хирургии, прежде чем резать, надо вколоть правильный наркоз, а с анестезиологом мне жутко не повезло. Студент-практикант перепутал свои снадобья и закачал в меня две взрослых дозы чего-то там. Приход был мгновенный – по мне едва прошлись скальпелем и тут же повезли откачивать. Трое суток, пока реаниматологи возвращали меня в жизнь, главврач умолял маму подписать бумагу о том, что она не предупредила доктора о моей травме головы. Но она говорила об этом заранее и, это было зафиксировано в моей медицинской карте.

Подробности этих дней я узнал лет пятнадцать спустя. Мама позвонила брату и, чуть ли не из Ташкента, прибыл какой-то опытный русский доктор, который увидев мое состояние, сказал: "Ну, все - писец, котенку". Только кто-то сверху решил иначе. Правда, мама однажды призналась, что после того, как меня перевели из реанимации, она собиралась задушить меня подушкой - еще сутки я существовал в другой реальности: никого не воспринимал, сидел на полу и передвигал невидимые предметы, от людей пытался спрятаться в прикроватной тумбочке. После того, как меня в третий раз, вытащили из нее с помощью двух медбратьев – повязали в смирительную рубашку. За все время своего прибывания по ту сторону мира, я не произнес ни звука. Единственное, что помню сам – лежу связанный и мысленно разговариваю с трещинами на потолке.

Тот русский врач сказал после: "Теперь ему навсегда запрещен алкоголь и наркота - безумием в жизни он уже обеспечен".
Tags: прошлое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments