Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

"Выходит продюсер"

Постараюсь не распространяться про книжку - читайте сами: 242 страницы вкусного кайфа. Коротко в курс - Роднянский стоял у истоков украинского "1+1" и достойно приложился к российскому СТС. Корректно и сдержано о двух медиа-кухнях: политической и развлекательной. В нынешнее время успешный кинопродюсер. Не только в России: география реализованных проектов до Голливуда. Про американскую индустрию теле-кино производство рассказано с искренней симпатией и уважением за тамошний профессионализм. Плюс пестрая фактура знаний - масса любознательных фактов из истории мирового кинематографа. О сложности ремесла: упоминает Дэвида Селзника: "он же эмигрант из Киева, закладывал имущество, чтобы реализовать главный замысел своей жизни – экранизировать "Унесенные ветром".

Однажды, в тоскливый выходной, на одной из съемных квартир, где наличествовал телевизор, я посмотрел добрую треть классической ленты. Все собираюсь почитать оригинал Маргарет Митчелл, хотя бы за любимую фразу Скарлетт О’Хары: "Я подумаю об этом завтра". Еще обожаю это кино за байку: режиссер (а, быть может, тот самый "украинский" продюсер) заказал для костюма Скарлетт шелковые, ручной вышивки панталоны. Вивьен Ли удивилась: "Зачем? Их все равно никто не увидит". В ответ услышала: "Но вы-то будете знать, что они есть".

История про кружевное белье, наверняка, поздняя выдумка фанатов. Тем ценнее "Выходит продюсер" - у Родзянского мифотворчество практически отсутствует. Предельная адекватность повествования. Без личных счетов. Единственные из коллег, кого он вспомнил с подъебом: медиалица "Уральских пельменей", участников Camedy Clab и "как такое можно забыть - Иван Ургант!". Сила книги в итоговой главе: мироощущение профессии и своего места в ней. Без лишних отеков мозгоебства.

Далее про фильмы, в которых он работал и слегка о тех, что всплыли агонией вдогонку.



"9 рота" прошла мимо. Увидел год спустя в автобусе между Пермью и Соликамском – тот еще "кинозал". Нет у меня восторгов на эту тему. "Сталинград" даже не пытался. С точки зрения кассовых сборов – оба фильма удались: положительные "цифры" - мерило кинобизнеса, а Федор Бондарчук замер у меня в одном амплуа – идиоте "Мышкине" из "Даун Хауса".

Примечательна "ЖАRA" (их не ждали, а они вернулись). Читал и вспоминал: Пермь, новогодние каникулы, с девушкой в кино про четырех долбоебов и Тимати. Фильм навсегда врезался песней. Крайне редко, но изредка натыкаюсь на Токио - "В городе пахнет только тобой...". Хренотень и умное слово в придачу – квинтэссенция: весь смысл отношений в этой тупой, безголосой и убогой композиции. Бесит "до срочно удавиться", но всякий раз делаю ее громче.

(В отступления от книги – хуже может быть тоже зима, но уже Москва. За мной выбор кинотеатра – "Октябрь", а за ней: что смотреть – "Мой парень ангел". Опаздываем сквозь бесконечный Новый Арбат. Она злится, что вот-вот и нетерпеливо за руку: "мне не надо поп-корна, фильм уже три минуты как начался!". Замучено стараюсь улыбаться: "Не переживай – кино обо мне без меня не начнут". Вместо чувства юмора ненаманикюренные ноготки едко впиваются в ладонь. Последний наш фильм: опять зима и, о чудо! – "Жизнь Пи". Любимый момент - тигр, после невыносимого плаванья, сойдя на берег не обернулось прозубоскалить "ррррр". Животное, ептель!)

Роднянский и Звягинцев (их сотрудничество началось с "Елены"). Я уже видел "Возвращение": ночью по телевизору с полным проникновением в сюжет и образ мышления. Без чувства трагического финала. Наоборот, послевкусие – у пацанов все только начинается. Фильм остался в светлой атмосфере. Надо найти и "перелистать". Совершенно иначе с "Еленой" - рука не поднимается удалить её с жесткого, но чтобы переглядеть заново – данунах!

Какие-то выборы. Межсезонье в тридцати километрах от Пушкино. Флешка с "Еленой" открыта в убитой квартире за полночь. Звягинцев с первых мгновений хирург. Начальные кадры наркоз – красота, упоение, музыкальность. Медлительность блестящего скальпеля гениальной рукой. Режет живой гной. На фоне уютной улочки Москвы и знакомого пейзажа ебеней провинциального Подмосковья. И, сука, не оторваться. И, блять, никого не жалко. Отдельный кошмар - невмешательства автора: вскрыл, зашил, обратно в морг. Повседневная жуть. Рутина человеческого кошмара. Последняя сцена – чужие люди в роскошной квартире: плазма, орешки, пиво. Страшная идиллия. Заморгали титры, а я пялюсь в экран и глотаю воздух.

Поэтому "Левиафан" обязательно. Только настроение поймаю. Стаканом водки.
Tags: кино, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments