Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

Жорик

Профилакторий "Колос" в Барде напоминает соликамскую "Лесную сказку". На отвороте дороги табличка: красным по белому "Пункт временного размещения". На охраняемой полицией территории, между столовой и жилым корпусом, под хвоей деревьев заасфальтированный пятачок для курения. С диктофоном под мелким холодным дождем. Мои собеседники беженцы с Украины, попавшие в ебеня Пермского края. Отрешенные лица, взгляд каждого блуждает внутри собственного прошлого. Вопрос после третьей сигареты подряд:
- Можно поговорить с человеком из ополчения?
- Ну, если он проявит желание.
- Покажите и как его зовут?
- Жорик, Жорж.

Молодой, худющий, серый как спичка – к пустым глазам усталая небритость. Микрофон в его сторону:
- Жорж, расскажите – без фамилий, без ничего.
- Мне нечего рассказать – по телевизору все показывают.
- Сколько вам лет?
- 26.
- Кем были по профессии в мирное время?
- Шахтером.
- Сколько провели в ополчении?
- Полгода.

- Что смотивировало взять в руки оружие?
Затягивается. Долго выдыхает дым:
- То, что украинская армия разрушила жизни. Мою, и многих людей. Заставила прятать детей, лишила работы. Дом разбомбили. Пришлось взять в руки оружие.
- Убивали?
- Это война
Два эмоционально глухих слова без точки.
- Почему не смогли продолжать воевать и решили уехать?
- Ребенок. Ему, я думаю такое будущее не очень понравиться.
Рядом молодая женщина. На руках усталость и годовалый сын.

У меня почти три часа диктофонной записи с бывшими жителями Луганской и Донецкой областей. Кто-то из СМИ желает опубликовать подобный материал? О простых людях, бежавших с Украины и случайно оказавшихся в Пермском крае. Никаких сенсаций и разоблачений. Они говорят спасибо Путину, но искренне не могут понять – какого лешего их засунули в тьму тараканью, где нет работы и никаких перспектив. Забытые на Урале – без надежды и веры в завтра. Если медиа не проявятся – выложу здесь. Кого заинтересовало – переговоры в личку. Один минус – нет фоторепортажа. Поездка в профилакторий "Колос", где временно проживают сто украинских переселенцев – чистый журналистский фарт. Доставать фототехнику – афишировать свое присутствие, и люди могли закрыться, как женщина в финале разговора:
- У нас в России на лбу клеймо - "украинец".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments