Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

!

Одинокая вспышка фейерверка разноцветьем красок пронзила унылость двора. Проводив последний мерцающий огонек, Семен перевел взгляд на термометр. Узорчатый иней окна закрыл столбик ртути на отметке минус 31. Он затушил остаток сигареты, прикрыл форточку и развернулся в пустоту квартиры. На пожелтевшем кухонном столе, холостым пузом топорщилась начатая бутылка текилы. По-соседству с рюмкой, в блюдце распластались дольки лимона и холмик соли. Открытое забрало айпада высвечивало 22.04. Налив, он вновь набрал ее номер.

Послушав холодные гудки, выпил и, вместо закусить подумал, что дожил до того времени, когда Новый год превращается в обычную ночь со среды на четверг. В прихожей заверещал домофон – так уже было сегодня, поэтому Семен на автомате трижды нажал на кнопку в трубке и вернулся на кухню. Заглянул в холодильник, проскользив глазами пустые полки: пластиковая посудина с красной икрой на развес, палка сервелата, всякая мелочь и две бутылки шампанского. "Советское" для полуночи и подарочная Mondora в картонной коробке с двумя фужерами внутри - на всякий случай, хотя в чудеса уже не верилось. В этот момент в дверь постучали.


На лестничной площадке, весь в красном с мешком за плечами, сквозь белесые завитушки бороды улыбался Дед Мороз. Не обращая внимания на неожиданность в лице Семена, он стукнул палкой, обернутой в блестящую мишуру, символизирующую волшебный посох и на распев заголосил:
- Приветствую тебя, добрый человек – хозяин сего жилища! Я спешил сюда не зря, через леса и вьюги, и метели…
Сказочный персонаж начал явно сбиваться в тесте, и всматриваясь в пустой коридор за плечами Семена, внезапно перешел на шепот:
- Слышь, дружище... Тут такое дело – у меня Снегурка в квартире у прошлого ребенка ногу сломала, поэтому я один поздравлять буду. Я отработаю как надо, ну а по цене – договоримся о половине. Ну, блин, так получилось. Вышел страшный конфуз с табуреткой – ее в травму увезли, короче, нет у меня больше внучки.

Семен ошалев, попытался подобрать слова, но незнакомец мгновенно вернулся в роль и, уже характером Карлсона, зычно продолжал:
- Где?! Где, этот самый послушный в мире мальчик, который заслужил прекрасный подарок...

Семен вернулся из ступора, жестом конферансье собрал перед лицом Деда Мороза ладонь в кулак и сказал:
- Стоп. Какой мальчик?
- Вася. Сынишка твой. Наверное...
- Дедушка, вы видимо адресом ошиблись.
- Обожди...
Он зажал варежку меж зубов и голой рукой полез в карман брюк, путаясь в разлете костюма.

Дверь квартиры напротив открылась, из нее вышла женщина с мусорным пакетом. Заулыбалась:
- С наступающим, вас!
Дед Мороз, теряя изо рта варежку, повернулся:
- И тебя матушка, с Новым годом! Дай Бог здоровье тебе и близким твоим тоже добра! А вот нашел...
Он развернул мятый блокнотный лист и, отодвинувшись ближе к свету, начал читать:
- Мальчик Вася, шесть лет, просил новые коньки, но заслужил только клюшку. Улица Челюскинцев, дом 81, квартира 24. Так?
- Почти. Только это Чкалова, а так да - дом 18, а так да.
- Да, ебучий случай!

Он снял вторую варежку, мешок с плеча, через суровое «обожди» вручил Семену посох - полез в другой карман и вытащил телефон:
- Алле, гараж! Аха, и тебя доченька с наступающим... Ты курица, куда меня твой таксист привез?! Мне на Челюскинцев надо было, а он меня на Чкалова... Я Дед Мороз ехал с Мира на баклажанной семерке. Пусть возвращается взад! Какая оплата заново? Ты рот закрой, а потом говори. Там ребятенку без меня клюшку подарить не смогут. Да не ты клюшка, а... Алле.! Трубку бросила, сука. Нет, это у меня телефон сдох. У тебя есть зарядка для Нокия?
- Не-а. Но ты уже зайди - с моего позвонишь.
- Только сначала выпьем - без ста грамм тут не разберешься.
Подобрав с пола раскиданные варежки, Дед Мороз зашел и прямо в коридоре, не снимая сказочного облачения, развязал мешок и, поковырявшись в нем, достал почти выпитую бутылку водки:
- Неси посуду, тут, правда, совсем на донышке...
- Снимай тулуп и заходи на кухню, раз уж так. Кофе будешь?
- И это тоже.

Семен приткнул посох в угол, поставил турку на огонь и, дополняя закуску на столе, слушал расстроенный голос, который бубнил из коридора:
- Это как же я сейчас до Челюскинцев добираться буду? Маринка, которая Снегурочка – она и водителем была, и деньги все у нее, а она сейчас в больнице, я к тебе и к Васи на свои ехал. Блять, и зачем я на эту лабудень подписался...

Голос приблизился и вошел в кухню - без бороды лицо Деда Мороза щетинилось усталостью сорокалетнего мужика. Он по-свойски разлил принесенную водку.
- Ну, давай будем знакомы. Я Вовчик.
- Семен.
- И пока не накатили первую, хочу признаться: я не настоящий Дед Мороз – я токарь.

Под кофе и сигареты, ободренный алкоголем бывший Дед Мороз вещал:
- Сема, я Морозко поневоле. У меня братишка в этом бизнесе крутиться – свадьбы, похороны, корпоративы, тодасё. Нахватал заказов, а сам подрядился в ресторан ведущим. Вот и пристал – выручи, заодно и подзаработаешь – я и согласился. Поначалу все хорошо было – до последнего ребенка. Маринка, ну Снегурочка моя, учудила. Ей, видите ли, не понравилось, как последняя девочка стишок рассказывала. Ну, ребенок такой попался – стеснительный. Ща, говорил, я тебя научу, и полезла на табурет. Трезвая, прикинь! Даже в полный рост встать не успела, как мебеля под ней хрустнули и она херакс на пол, ладыжкой набекрень и слегка головой об стол. Рев, крики, мат – родили в шоке, у девочки истерика...

Он запнулся на кофейном глотке:
- Ну, ты чего рюмки пустыми держишь – хорошо твоя отрава пошла. Так вот, Маринка сейчас где-то в приемном покое обитает, а ей еще надо было в том кабаке сегодня стриптиз танцевать.
- Снегурочка широкого профиля...
- Аха,знал бы ты, как она в рот берет!
- Вот, тут стоп.
- В смысле?
- Варежка против этого. Но ты мысль договори, а потом Лев Толстой – от нас ничего не зависит.

- Ну, я, конечно, тоже не знаю – мне братишка рассказывал. Эх, остался Лешка в этот Новый год без сладкого! Ну, да ладно - давай… за сладкое!
Он смачно выпил, закусив ложкой икры, спросил:
- И зачем нам Лев Толстой?
- Он говорил, что каждый герой живет своей судьбой.
- Какой-такой на хуй и, вообще. Горький Максим чеевичь там!
- Варежка против того, чтобы вот так запросто в рассказе брали в рот.
- Это кто?
- Обновимся. Чего хочешь? Вискарь, суши, а я бы гамбургер сожрал.

Из холодильника. Вискарь, суши и два Биг Мака. В упаковке. Почти горячих.

- Ля Биг Мак. Бля. Мы сейчас не про это - ешь пока не остыл.
- Так. Не про что?
- Криминальное чтиво, но давай по тексту.
- Кстати, а где баба твоя и чего ты в одного праздник встречаешь?
- Не местный я. Ссылка у меня тут. Все бабы остались в прошлой жизни, а та, что была в этой, закончилась.
- Это все потому, что у тебя профессия такая – людям врать, а женщины, они же правду любят. Ну, давай за них – за милых, чтобы в Новом году попадались только честные давалки.

- Надо визуализировать клюшку.
- Ептель, чего сделать?
- У тебя в первоначальном варианте должна быть клюшка. А ее нет.
- Сначала выпьем или объяснишь?
- Еще бы покурить. Но выпьем – за клюшку.
Вовчик затянул полную грудь воздуха, резко выдохнул слова:
- Да, и хуй с ним! Будем считать, что Вася весь год вел себя плохо и не заслужил даже клюшки.

- Не, не, не... Так не прокатит. Ща.
Семен бредет в темный коридор. Не светлый угол:
- Вот и она. У нас есть час. Ну или плюс-минус. Сейчас будет приход.
- Блять, кого-что?
- Пей.

Следующая рюмка зашла в мысли каждого молча. Сквозь сигаретный дым и сизое настроение, выпившие услышали щебурщание в дверь. Вовчик оживился:
- Ждешь кого?
- Угу, Санта Клауса – пришел третьим быть.
За порогом оказалась соседка:
- Вы меня простите, а у вас Деда Мороза случайно не осталось? Мне бы доченьку поздравить, куклу я ей купила, а про Деда Мороза не подумала, да и… А тут увидела, что к вам друг зашел.
Вовчик уже пытался закрепить бороду:
- Ай, момент! Семка, помоги мне – у меня резинка на ушах не держится и куда ты дел мой волшебный посох? Тебя как звать, хозяюшка?
- Людмила, а дочку – Настенька. Так вы придете, да?!
- Об чем вопрос! Иди к себе, а минут через десять буду, как зайду, подарок незаметно в мешок положь.

Оживление. Посох посуху. Одинокая вспышка фейерверка разноцветьем красок пронзила унылость двора. Последний мерцающий огонек, иней в окне, минус 31.

- Щебурщание в дверь. Вовчик!
- Чего?
- Оживись.
- Уже.
- Надо быстро решить вопрос. Финал какой будет?
- В смысле?
- Ты еще не понял?
- Нет.

- Так, Вова. Мы с тобой два вымышленных персонажа. Кстати, тетка по-соседству тоже.
- Да, ладно!
- Плохие слова - в смысле, что не твои.
- В рот все оно ебись.
- Вот именно это не нравится Варежке, а мы собственно выдуманы ради Пакулиной. Еще год назад. И давай без выпьем и прочего. Хотя нет – давай накатим. Ты по задумке должен постекленеть.
- Чего, блять?
- Каждый раз – блять, это упущение.
- Чево?
- Наливаем, пьем. Живоописание берем с первый страницы. Там про бутылку.

На пожелтевшем кухонном столе, холостым пузом топорщилась начатая бутылка текилы. В ряде с рюмками на блюдце распластались дольки лимона и холмик соли. Открытое забрало айпада высвечивало 22.04.

- Время тоже вернем. У нас два часа. Заново.
- Пиздец, я бух.
- Нет, ты – Дед Мороз.
- И это значит?
- Тут должно быть красиво расписано, как мы снова выпили, но без этого. Наш автор с алкоголизмом не дружит.
- Не, не, не... Рассказывай!

- Эта история или ее зачало придумано год назад в новогоднюю ночь для Лены Пакулиной. Финал так и не выдумался, а Варежка против рта и брать. Правда, она подсказала финал.
- Ура, я не токарь!
- Еще какой. Но эта не главная проблема.
- А можно заново выпить?
- Видимо, да. Давай обновимся и чего-нибудь пожелаем.
- Б-52.
- Два.
- Что там про Толстого и неуживчивых персонажей?

Из холодильника. Серебренный поднос. На салфетках рюмочки. В каждой три слоеных наката. По краям зажигалки, трубочки, зубачистки.

- А в холодильнике всегда появляется чего мы хотим?
- Типо того.
- За автора! Зажигай.
- Беда в одном. Это новогодняя сказка. Она должна быть лучше, чем хуйня, которую публикуют на Lente. Ру.
- А какие были варианты?
- У двух мужиков в новогоднюю ночь – нет вариантов. Кстати, ты женатый, разведенный и с двумя детьми.
- Так трогательно.
- Если бы. Авторскую вставку хочешь. Тем более это твои слова:
- А ведь у меня двое детишек – знать меня не хотят. Мать за это пилит, отец нос воротит – какой уж тут Новый год. Поэтому, давай еще по одной, а потом я к друзьям потопаю – они где-то тут рядом должны жить...

Ёлка и мандарины. Гирлянды мерцают уютом. Забытая атмосфера праздника в последних минутах уходящего года. Обращение президента.

- О, ёлку дали!
- Там соседка. Она же по сценарию есть… Чем не финал?
- Она толстая. Изначально такая - ходячий пирожок. Бери.
- А че Варежка предлагала, и вообще, кто это?
- Тоже соседку, но мне, а тебе жену обратно.
- На хуй, на хуй...
- Варежка тоньше и умней.
- Может позвоним кому-нибудь. У тебя там по синопсису непреходящие вызовы.
- А у тебя Вася с клюшкой.
- Блядь!

Куранты. Президент. Шампанское. Утро. Посох.
Нет.
Полночь. Путин. Водка. Похмелье. Борода.
Ох.
Ночь. ВВП. Б-52. Рассвет. Клюшка.
Пиз...
Tags: txt
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Чужой парацетамол

    ночью шел снег. в полуночи сбивал температуру и воспоминания. год извернулся пустышкой. очередным пробелом. между указателем и табличкой. "Вход" и…

  • Без паники

    Души неудачников, пытавшихся покорить Москву, рано или поздно упокоятся на Выхино. ШЕСТЬ КОМНАТ Метро Печатники — станция на один выход,…

  • (no subject)

    ... и тут Пак-вумэн спрашивает: - А ты смотрел фильм "Курьер" 86-го года? - Я начинал смотреть его много раз, но он такой тягомотный... - Ну, как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment