Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

Оборванные нити (1)

В последних днях мая, позвонили:
- Я через две недели, на праздники еду в Соликамск. Если хочешь - могу и тебя скатать.
Тогда я уверенно отказал. Мол, а чой-ли я там забыл.
В четверг вечером, повторный звонок:
- Не передумал?
Нет, я не передумал, но взял тайм-аут до утра, и еще полдня маялся сомнениями.

Первый час с пятницу на субботу. Разглаженная пустотой трасса Пермь-Соликамск. Дорожное умиротворение и мыслей. Сигарета проваливается в разрез окна и свежего воздуха:
- Счастье – это когда не возникает вопроса "зачем".
- Чего ты сейчас сказал.
- А, так просто... Пусть это будет эпиграфом.


АРТИСТ
Предрассветное начало четвертого. Соликамск. Центр. В этой квартире у Андрея меня не было. Но этот дом и подъезд – в моем детстве там жили дедушка с бабушкой. Артист, как всегда, программный:
- Вот заварка, здесь кофе, тут мед. Запиши пароль от фай-вая. Ты кашу с утра ешь? Я ухожу в десять, а послезавтра у меня блудни, поэтому переночевать не получиться. Пошли перекурим и я спать.

Три года назад я решил, что Ткачука никогда не прощу. Радостно трудясь в Королеве, исходил желчью – мечтал, как приеду в Соликамск, напьюсь, выдерну его и буду гнобить, гнобить, гнобить. Нудно и дотошно. Час, а то и полтора, выедать ему мозг только за то, что он отказался иметь свое мнение в принципиальном для меня вопросе. Артист решил поиграть в Швейцарию, с безобразной неуклюжестью изображая нейтралитет: "я не я, лошадь не моя – разбирайтесь сами".

Час спустя, за чаем на широком подоконнике сумрачной кухни. Смотреть на ободранный задник фасада гостиницы Соликамск, обезображенную плиткой центральную площадь (заросший сквер с не работающим фонтаном мне нравился больше), церковь на реставрации без куполов. Под особый аромат соликамского утра безуспешно пытался вспомнить в себе это чувство злости, которое выворачивало меня последние года. Безрезультатно.

Под окнами лавочка. Свежая и массивная – уютно курить: она с двух сторон прижата машинами, за спиной маленький обрыв и широкие кусты деревьев. Тишина белой ночи, я будто в домике.

НИКОНОВ
Автостанция в десять утра субботы блестит разбитым асфальтом. Автобус, журча мотором, пережевывает мысли своих пассажиров. Последние год-два я с маниакальной настойчивостью выщелкивал из своей жизни людей. Сознательно не скрывая худшие стороны в характере. Большинство из близких и знакомых не выдержали смены амплуа. Серега вытерпел и всегда выручал, хотя уже обладал полным правом послать меня.

Никонов офицер. Если бы он жил и служил два века назад, состарился бы заядлым дуэлянтом. Он всегда мог ответить на мои ключевые вопросы. Ее мнение разносилось гулом, как эхо пистолета:
- Из всех твоих женщин, мне нравилась только Надя. Потом тебя понесло на коллекционирования неадекватных женских типажей.

Из Сереги мог бы выйти отличный преподаватель истории. Это его первое образование и в педагогике он сильнее меня. Поэтому его доводы убедительны, как учебник Древнего Мира. Но когда он становился совершенно злым – выдавал прекрасные сентенции:
- Если вы с ней поженитесь, то на вашу свадьбу я не приду.
Он говорил серьезно, а я хохотал. Тем сильнее было мое удивление, когда много лет спустя, Никонов пытался отказаться от своих слов: типа, я не то имел в виду.

В прошлом году у них с Настей родился сын. Перезваниваясь тем летом, он помимо всего прочего спросил:
- Мы с Настей не можем определиться с именем для сына, может у тебя есть варианты?
- Ну, ты в курсе, что у меня специфический подход к наименованиям? Тимур или Марат.
Пауза. Еще промедление:
- Так, Иванов, иди сразу на хуй со своими вариантами – мы с Настей как-нибудь сами...

РЕЖИМ МИМИМИ
- Это Игорь, а это дядя Лёня.

Малыш ползает, жарится картошка, зачин неспешного разговора.
- Хм, пришел такой незнакомый мужик, а Игорь включил мимими и пытается тебе понравиться. Он обычно такой с Настиными подругами - только с бабищами старается быть мимими...
- Угу, дети и животные – мое всё.

После завтрака, пока Игоря собирают, я успеваю подремать, а потом мы с коляской и Никоновым идем гулять. Боровской полдень. Эту часть города я люблю больше Центра. Здесь, в отличие от прямолинейного 20-летия Победы, разнообразие улочек, где в удовольствие пройтись пешком. Тут институт, а каждый пятачок, перекресток или угол дома отражается воспоминаниями.

Следующие два часа я выговариваю весь свой гной. Затем сдать сына домой и в сад на шашлыки и кальян. И к тому, и к другому я беззастенчиво спокоен. Особенно к кальяну – люблю хороший табак в сигаретах, а вкусный дым на вине я пробовал в московских каабах. Поэтому "Русский стиль" красный - лучшее из всех вариантов никотина.

Но Никонов превращает закладку кальяна, набивание дырочек на фольге для чаши, разжигание углей – в наблюдательный ритуал медитации. И да, вкуснее кальяна я точно не курил. Еще забавнее его педантичность (а Серега немецких кровей и с возрастом еще перфекционизм становиться ярче) выбирает место под мангал.
- Никонов, ты бы еще геодезистов сюда позвал, чтобы они тебе высчитали лучшее место под жарку шашлыков.

ВИДЫ ЧАЯ
Вечер, теряясь в ночи, заканчивается эмалированным чайником на огне с Иван-чаем и прочими травами внутри. Посиделка, рассчитанная максимум на троих неожиданно закончилась компанией. Перед этим кофр, где лежит фотоаппарат, а снимать нечего. Настроение не всегда передается в лицах.

- Лёня, у меня есть ключи от колокольни.
У Алексея Иванова в "Чердыни – княгине гор", есть волшебный татарский персонаж – Ламия. У нее тоже были "ключики". Но я сначала пытаюсь отказаться, но меня берут за руку и сажают в машину.

Вид с Соликамской колокольни – меньшее, что может удивить меня в этом городе. Но закат, которой виден лишь после подъема через узкую винтовую лестницу, замурованную между кирпичной кладкой позапрошлого тысячелетия, оправдывает пятью фотографиями с трех точек. Я даже забываю, что оставил сигареты на столике перед дачным домиком.

КРАСНОВИШЕРСКИЙ САМОГОН

-----

(это первая часть Соликамска. не рассказан ночь, день и ночь. они самые нелепые и счастливые. если кому-то хочется продолжения - скажите)
Tags: вслух
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Ленин: Пантократор солнечных пылинок

    Быть может, мне не хватило возраста – в октябрятах я числился, но комсомол уже не застал и, видимо, по этой причине Владимир Ильич застыл для меня в…

  • День автомобилиста

    - То есть, тебе почти 30 лет, а прав у тебя нет? - Мне 29 и, да – не было и, вряд ли, будут. 7 января. Рождество. Но мы ехали в гости по…

  • Михаил Жванецкий "О себе"

    О себе я могу сказать твердо: я никогда не буду высоким. И красивым. И стройным. Меня никогда не полюбит Мишель Мерсье. В молодые годы я не буду…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments