Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

Оборванные нити (2)

Начало тут


КРАСНОВИШЕРСКИЙ САМОГОН
Это мое название. Родители Ткачука делают удивительную настойку, а живут по соседству – на Красном. Он пьётся легко, но послевкусие жесткое – слегка надсадно по горлу. Щербинка перца, застрявшая в нёбе. Домашнее виски Урала в бутылки из под Белой лошади.

Час ночи. Накатались по городу и всех развезли:
- Пить будешь?
- Кого-чего?
- Папин самогон.
- О, да – быть в Соликамске и не выпить красновишерского самогона…
- А потом на дискотеку.
- Шутишь?
- Нет. У меня там свидание и ты пойдешь со мной.

Непередаваемый диалог моего отказа. Горячий глоток чая каждый раз вслед эксклюзивному алкоголю. Артист давит на слабо, а мне улыбчево. Он сдается в уговорах, но как всегда своеобразно:
- У тебя джинсы так себе, а туфли – полный пиздец. Тебе не идет подобие казаков.
- Джинсы комфортны и я ехал в Соликамск, а не Березники. Туфли – они темно-коричневые, а это если ты помнишь, мой пунктик и, из настоящей Германии. Да, смотрятся ужасно, но мне в них так хорошо, что в это их последнее лето я затопчу их до смерти.

Андрей уходит. Час-полтора-два. Возвращается. Недовольный. Раздача ЦУ для утра. Я в тексте и походах на перекур. Поздравление получилось, но слишком много чести – от него дыханием осталась песня Чижа. В длинной концертной версии. "Она не вышла замуж...". Там где зал солирует: "мне бы твоё – давно была бы там...".

ДЕНЬ РОССИИ
Три часа. Артист отвел праздник и, выпроваживая меня, занялся уборкой:
- Ты помнишь, что у меня сегодня личная жизнь и поэтому...
- Да, да – блудни это святое.

Заранее покидал вещи в сумку, собрал кофр. Перед выходом замешкался – брать паспорт или. Билять, это не Москва – достаточно удостоверение журналиста. Оно абсолютно не правдивое, но в нем печать, а срок годности до 2018 года. И пару раз оно меня выручало. Плеер, зарядка, телефон, четки.

Длинная прогулка из города в память. Много солнца, мыслей, затей. Встреча с Кондратом. Его зовут, конечно, иначе, но он однажды взял с меня слово, что у меня в ЖЖ – исключительно так. Кондрат грустный и я не вправе говорить об этом. Только спросил про детей и старшего:
- Не женился?
- Ну, привозил девицу знакомиться...
Не выдержал:
- И...?
- Так и сказал: сын – это твой выбор и я его уважаю, но ты еще намучаешься с ее характером.

Снова покатушки. Из меня так много слов - чувствую себя чтецом не смешного стенд-апа. Праздник заканчивается на знакомой лавочке и часом ночи. Меня потом спрашивали – почему ты не мог позвонить Никонову, чтобы приехать ночевать к нему? В ответ про то, что меня есть совесть – редкость исключительно для близких. Правда, неудобно: накануне мы пили, сегодня он не вышел в огород, чтобы полоть грядки, дома Настя и маленький Игорь, а тут я: "Извините, у Артиста все хорошо – пустите переночевать".

Серое в красных проталинах небо и тучка, будто намекающая на дождь. В этот момент я словил неуловимое ощущение из детства: когда в детском садике всех разобрали и на последнего ребенка одевают шапку, а ты сидишь в тоске и болтаешь ногой на стульчике около шкафчика.

МАЛИНКИ
Утыркиваюсь, в предательски разряжающийся телефон. Повествование вслух тем, кто на расстоянии нескольких километров, о том красивом сейчас и предвкушении утра. Случайно еще одна девушка Вконтакте. Он-лайн. Вся моя история с ней - фраза, сказанная миллион лет назад от большой любви и невозможности отыграть чувства в реальность: "ты, так или иначе, повлияла на парочку моих комплексов".

Транслирую ей тоже самое, что и всем: кошелек, карта и прочие формальные признаки закрыты на третьем этаже, а я на лавочке. Внезапный вопрос: "Чем я могу тебе помочь?". Отвечаю по-честному: "Не знаю. Пока у меня не сел телефон – мне и так хорошо".

Отзвон:
- Я в "Малинках" с подругами. У меня дома муж и сын и, если я приведу из ночного клуба незнакомого им мужика – меня тупо не поймут, но если тебе надо – приезжай: я займу на номер в гостинице.

Сначала высказывания не по делу:
- Что же за хрень: однажды в Соликамске был музыкальный кабак "Америка", потом бар "Москва", а сейчас – "Малинки". Тем, кому в голову приходят такие наименования надо без сожаления ампутировать мозг!

ГОСТИНИЦА "СОЛИКАМСК"
На ресепшене ночной портье, он же охранник:
- Стоимость самого простого номера?
- 1 100. Но остались только за полторы.
Стараюсь не давать всего повествования, но все же:
- Тут такая история смешная – у меня с собой только вот – журналистское удостоверение.
- Нет, мы заселяем только по паспорту.

Предлагается другой вариант проживания:
- Рядом с "Калийцем". Там могут пустить и без паспорта.
- Это в сторону рудника?
- Нет, наоборот – ближе к Клестовке.
- А, если я утром, оставлю в залог телефон и два шага в дом, где у меня паспорт.
- Тоже нет.

Скорее от безысходности:
- Как жаль, что Маша Наставникова тут больше не работает.
- Так она уже давно не работает.
- Ну, да и в такое время ей уже не позвонить, чтобы она за меня поручилась.
Неуловимым жестом достает анкету:
- На память заполнить сможете?
Маша, КВН давно вышел вон, а твоя фамилия работает.
- Конечно, у меня паспортные данные есть в почте.
И даже больше – там отыскивается скан главного документа.

ЛЮБОВЬ И ГОЛУБИ
Таксисты – это как дети и животные: у меня с ними всегда особые отношения. Поднимаясь в Боровск, водитель жалуется - мало заказов. На обратном пути я обещаю "всем берегам", что я фартовый и после меня клиент прёт.

"Орбита", она же частично "Малинки". Через дорогу угол Сбербанка. Зеленая подсветка и банкоматы:
- Ты продолжаешь камлать мои комплексы.
- Забей.

Шофер в ожидании нашего прощания курит. В машине: "а можно, я тоже". Сигарета, смс, дым. Всеобщая трансляция. У меня все хорошо. Окурок в окно на Всеобуча, и сообщения на центральном перекрестке: "Скинешь номер, когда заселишься?".

Снова портье в ночи:
- Вам номер с двухместной кроватью или в одного?
Вспоминая смс, ржу:
- Заметьте, это не я предложил. Цена вопроса?
- 400 рублей.
- А если...
Поймать себя на мысли – почему я будто оправдываюсь?

- А, если, ко мне приедет девушка порядочная и серьезная вы пустите ее в номер с двухспальной кроватью?
- Конечно, я и в одноместный пущу. Порядочную и серьезную.
- Ладно, будем притягивать свои желания – оформляйте двухспальный.

Номер 403 и с гостиницей "Соликамск" много связано. Скрипучие двери, телевизор под углом потолка, постельное белье раскраски не живого леопарда. Телефон на зарядку, кнопка пульта, мерцание каналов. На одном из них, вдруг, "Любовь и голуби". Тот момент, где дед Митяй за бутылку отправил в морг бабку.

Двухместная пустота, краски животной пошлости – раскинуть руки, уставиться в экран. Любовь и.

ГОПОТА, КРУАССАНЫ
Безмятежные шесть утра. Единство такси на привокзальной площади. Прощание рук улыбками глаз. Скинь смс, когда доедешь и поиск ночного магазина, чтобы купить сигарет. В незнакомом рассвете Соликамска это еще тот квест.

Я не люблю слова "гопота" или "быдло". И не потому, что верю в людей. На моей памяти самые чмошные отморозки попались в Москве, когда мы зашли в магазин, а на выходе шесть или семь: офисные мальчики - в белых рубашках, костюмчиках и галстуках с такими же ухоженными подружками запинывали бомжа. Просто так. От сытости нулевых. В пределах Садового кольца. Когда безымянный бродяга отполз, а мы отбились – бутылка водки потеряла свое предназначение. Не дожидаясь ментов, вызванных охранником супермаркета разъехались по домам.

Поэтому соликамский аля-бар "Remix" - по сути, легальный ночной магазин, где на вывеске честно сказано: с 23 до 08 все что угодно, мало чем мог удивить. По центру за круглым столиком, среди отпитых пивных банок, трое: одному за сороковник – он невзрачен, второму под 35-ть – неуемная активность работяги, последний рыжеват и сойдет за студента, будучи трезвым. В нормальном мире – порядочные сыновья, непьющие отцы и мужья с доброй историей.

- Эй, мужик! Купи нам пива.
- Нет.
- Ну, чО ты – хотя бы бутылку на всех.
- Нет.
- Помоги хотя бы мелочью со сдачи.
- Нет.

Мы расходимся за три сигареты и проклятием в спину:
- Да, пошел ты на хуй – будешь тут нас лечить жизни...

Тот же номер, простыни (без гепардов - просто смятые), вновь телевизор, опять на "Любовь и голуби", тот же момент, где дед Митяй за бутылку..., прерван смс: "Я на месте. Не забудь, что в холодильнике творожки Даниссимо, а в пакете на столе кофе и круассаны на завтрак".
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Ленин: Пантократор солнечных пылинок

    Быть может, мне не хватило возраста – в октябрятах я числился, но комсомол уже не застал и, видимо, по этой причине Владимир Ильич застыл для меня в…

  • День автомобилиста

    - То есть, тебе почти 30 лет, а прав у тебя нет? - Мне 29 и, да – не было и, вряд ли, будут. 7 января. Рождество. Но мы ехали в гости по…

  • Михаил Жванецкий "О себе"

    О себе я могу сказать твердо: я никогда не буду высоким. И красивым. И стройным. Меня никогда не полюбит Мишель Мерсье. В молодые годы я не буду…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments