Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

37 километров

Когда заканчиваются деньги на такси, а машины с водителем так и нет, логистика населенных пунктов знакомит меня с междугородним общественным транспортом. Каждый раз мне продают детский билет. Сначала мой хохот, потом объяснения:
- Не дает мне система продать вам билет туда, а детский билет до следующего города приблизительно равен по стоимости.

Особенно это звучит, когда сиплый голос шофера на весь салон:
- Мужик, с детским билетом, я забыл – тебе, где выходить?


А бывает иначе: после делового ужина в гостях (не по рабочим и, тем более, не личным вопросам) затемно на трассу. Мама, дочка и собачка на поводке. Чарли, но тоже девочка:
- Мы слишком поздно поняли, что он – это, сука, она.

Среди провожающих доминируют стаи комаров.
- На восемь идет махачкалинский автобус, до нас ему минут сорок – уже скоро будет.

Взмахи тонкого девичьего запястья в сторону слепящих фар полных маршруток. Мимо, мимо, мимо. Желтая Газель, не мигнув поворотником, прижалась на обочине:
- Возьмете?
- Да, садись.

Дверь открывается автоматически. Темный пустой салон:
- О, а где люди?
- Я КАМАЗ слегка в бок поймал. Пока гаишники оформляли, все разъехались.

На ближайшем светофоре пересесть из полумрака кресел под лобовое стекло. Открытые окна, зеленистая подсветка панели управления, иконка и ремень безопасности, который не фиксируется в гнезде. Мысленно закурить и, воплощая сигаретный дым в реальность, познакомиться:
- Я – Леонид.
- Василий.

Обычно после этого имени я полминуты жду, когда внутри схлынет волна тошноты. Странно, но ничего подобного. Лишь отворачиваюсь, что улыбнуться. Задать вопрос о маршруте (я живу в городе, где кладбище находится практически в центре – каждый раз тянет зайти, чтобы смерть иногда вспоминала обо мне):
- Василий, а вы случаем не через кладбище поедите?
- Не, я сворачиваю раньше.

Замолчать, уставившись в бескрайность матово-желтых сумерек подсолнечных полей. Промотать в голове минувший вечер. Удивляться, что лимит на хороших людей и неожиданности до сих пор не исчерпан. Аккуратно избавиться от окурка, бессмысленно глазеть на оранжевую линию разметки поверх свежего асфальта.
- У вас хорошие дороги.
- Ну, да – каждое лето одно и тоже: кладут и кладут – заколебали уже.

Дальше следует вопрос про откуда я? Пермский край. А точнее? Чайковский, Соликамск, Березники. Отличительная черта местных рулевых – они не говорливы, но через чур любопытны. Один таксист едва не вытянул из меня треть души за четверть часа. И обязательное уточнение:
- Чем занимаешься?

Я приноровился в ответе: мол, специалист по связям с общественностью. Когда лезут выяснять дальше – плету историю про командировку с целью мониторинга общественно-политической ситуации накануне демократического волеизъявления российского народа. Обязательно несколько умных словцов и, почему-то, о важной необходимости Аграрной переписи населения. Это спасает меня от личных расспросов, но взамен – ливни дождей про невыносимость бытия и тех идиотов, кто придумал аграрный опрос.

Но Василий не такой:
- Чем занимаешь?
- Специалист по связям с общественностью…
- Аааа, понятно – херней страдаешь, значит.

Внизу петляющей дороги видно свечение городка. Он лежит в низине, опоясанный подковой, не выросших в полноценные горы холмов. Обязательная грань ландшафта – металлические горбы элеватора. Зерно тут обрабатываю повсюду, где живут люди. Заезжая в узенькие улочки схлынувшей жары:
- Василий, вы же, когда меня высадите – покажите направление к кладбищу.
- Да, конечно.

Ленивые повороты и сонные светофоры. Автобусный карман:
- Сколько я вам должен?
- Ничего.
- Так не бывает – особенно здесь.
- Кладбище – там.
- Хотя бы сто рублей возьмите.
- Не возьму. Ты из Перми, а я с Вятки – какие деньги с соседей?

Перед тем как захлопнуть дверь:
- Знаете, Василий я сейчас буду странным, но. Последние три года меня выворачивало наизнанку, когда я слышал такое же имя, как у вас. Вот прям краткосрочные приступы внутреннего безумия случались. Пока ехал, все пытался понять – где они? Видимо прошло. Спасибо огромное! Не вам, конечно, но так или иначе – хорошие симптому всегда обнадеживают.
- Хм, чем же он так тебе насолил?
- Да, не он, а она, но отдельная история. Еще раза три по 37 километров.

Он свернул за поворот, а я в сторону кладбища.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Книжная полка

    80–летию первого издания "Хоббита" посвящается Моим первым фэнтизи в жизни стал цикл Волкова "Волшебник Изумрудного города". Особенно запомнился…

  • Актуальная классика

    Мы без конца ругаем товарища Путина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить - кто вытоптал и украл 10 000 растений в парке "Зарядье"?

  • Волгоград 2000

    Мне 20 лет, я активно ошиваюсь в соликамском комитете по делам молодежи - весь из себя общественник и КВНщик. От коллег из Оханска приходит факс -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments