Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

Омар Хайям

В комфортных автомобилях я через раз оставляю сигареты и, водитель, догоняя меня у подъезда – двумя пальцами за краешек потрепанного чехла от Пиквардо:
- Леонид, ты телефон забыл...

В советскую юность он работал комбайнером. Его рассказы проникнуты знанием каждого пяточка в районе и особой романтикой ностальжи:
- Пшеницу тогда убирали до поздна. Только в полночь, когда в половину первого ночи выпадала роса - вся техника на поле замирала. Запах свежего покоса, перемолотой травы, специально раскидываешь руки, чтобы мазут с ладоней аромат не портил. Ночь, звезды, тишина красота и темень.


Это тогда – множество лет назад, а сейчас – вечером в машину:
- Меня в краевой центр.
- А потом?
- И в нём бросить.
- Не понял?
- Там, ни сколько совещание, а корпоратив по поводу профессионального праздника.
- А обратно ты как?
- На такси.
- С тебя же столько денег сдерут!

Закуривая, пытаюсь вспомнить, кто из водителей на проектах беспокоился о моем благосостоянии. Память отскребывает пустоту, а он не сдается:
- Я тебя подожду.
- Это не хорошая мысль ждать меня около кабака часа два или три.
- Зачем там – у меня в городе дочка живет, и я к внучкам поеду.
- Тогда, да. Но если так: заедем на заправку – я вашим внучкам кока-колу в маленьких стеклянных бутылочках куплю.
- Не надо, меня дочка за нее ругает.

Кола в стекле это мой фетиш, а под финал вечера еще две личных слабости. Это не тост в алаверды, а трансляция внутренней душевности:
- Я люблю, когда на кампании меня кличут Рыбой и Б-52...

Возвращаясь обратно. В неге и благодарности:
- Спасибо, что дождались – уехать вовремя дороже, чем опоздать.
- Ну, как там посидели?
- Хорошо. Особенно бульон из конины – супер. В салате я ошибся сам, а плове самым вкусным были две дольки пропаренного чеснока.
- Не понравился?

Быть в претензии на плов – это как не воспринимать арбузы, поспевшие до середины августа, поэтому разговор сворачивает дальше:
- Леонид, ну и как тебе у нас.
- Хорошо, времена даже очень, но люди своеобразные.
- Не такие, как в России, да ведь?
- Есть такое. Каждому надо так улыбаться так, что даже на хуй некого послать.
- Подожди, всему свое время.

Как в воду глядел. Следующим днем звоню хозяину рекламных конструкции. Представляюсь с упором на главное, а в ответ:
- Идите на хуй, забали.

Конечно, это было сказано другими словами, но смысл – идентичен. Перенабираю воздуха в грудь. Еще раз представляюсь – акцентируя внимание на ключевых вводных. И вновь:
- Шли бы вы все на...
Задерживая каждый эмоциональный выдох:
- Мы оба знаем, что ваши конструкции не законны и прямо завтра "щитоуборочные комбайны" могут демонтировать их в небытие.
- Хоть и так - воля ваша, но пока мне не позвонит главный архитектор – вы свободны в своих походах.

[специально пропущенный абзац мыслей, в котором я старался придумать оправдание для подобных людей. моя фантазия в таких случаях бушует – Агата Кристи, чьи мемуары я дочитал на днях, могла бы позаимствовать у меня пару сюжетов для своих персонажей]

На этот случай у меня "второй" водитель. Белоснежный Опель, молодость в шикарных волосах и смешной плей-лист. Девичий-дивичей. Половина песен мне отродясь не известна, а самая нелепая Ханна – Омар Хайям. На самом деле восточного поэта там столько же, как долек чеснока в плове, но когда на бахчу за арбузами, прошу:
- Поставь Хайяма и погромче.

После песни и моего многословия о том, что я равнодушен ко всем ягодам, вызревающих под солнцем:
- Лёня, ты если что не удивляйся, если... как это... короче, если Дима придет к тебе с разборками.
- О, экшн-экшн, но на понимание: а кто такой Дима?
- Мой бывший, мы с ним расстались, потому что...
- Это не мои детали, а в чем будут заключаться его претензии ко мне?
- Ну, он, конечно, трезвый не придет, а пьяный он пипец дурной.
- Совсем не факт, что есть кто-то дурнее пьяного меня, но вернемся к вопросу о сути разборок.
- Ну, ты же теперь иногда ездишь в моей машине...

И меня торкает, что я живу на плоском отголоске мира, в пределах которого я женат на работе, а вокруг молодежь и страсти, которые после тридцати пяти уже не такие яркие:
- Я могу не ездить с тобой в твоей машине, если это смущает твою репутацию.
- Нет, с тобой прикольно, но я же тоже должна была тебя предупредить.

В этом крае прекрасные федеральные трассы. Особенно по вечерам, когда трафик меркнет в полутьме. Белый Опель чистого снега. Девушка с юными широко открытыми глазами. Хочется максимального звука, скорости и обязательно добавить:
- Все штрафы мои...

Всё б наверное так и было. Если не 37 лет и куча неоплаченных косяков за полжизни. Но внутри такое чудесное ощущение жизни. Ненастоящий Омар Хайям и Пьяный Дима в перспективе.

Я кому-то должен за это лето!
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сила воли

    Я не поклонник соцреализма, а скорее наоборот, но у меня особый бзик – памятники Ленину. Быть может, всё дело в том, что комсомол меня не коснулся, а…

  • Книжная полка

    Дмитрий Глуховский "Текст". Семь лет тюрьмы (и не абы где, а в Соликамске) – герой возвращается домой. Первые страницы – текст в удовольствие (каждый…

  • Земфира – Прости меня, моя любовь | Москва (14.12.13)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments