Ivendar (ivendar) wrote,
Ivendar
ivendar

37 километров

Когда заканчиваются деньги на такси, а машины с водителем так и нет, логистика населенных пунктов знакомит меня с междугородним общественным транспортом. Каждый раз мне продают детский билет. Сначала мой хохот, потом объяснения:
- Не дает мне система продать вам билет туда, а детский билет до следующего города приблизительно равен по стоимости.

Особенно это звучит, когда сиплый голос шофера на весь салон:
- Мужик, с детским билетом, я забыл – тебе, где выходить?


А бывает иначе: после делового ужина в гостях (не по рабочим и, тем более, не личным вопросам) затемно на трассу. Мама, дочка и собачка на поводке. Чарли, но тоже девочка:
- Мы слишком поздно поняли, что он – это, сука, она.

Среди провожающих доминируют стаи комаров.
- На восемь идет махачкалинский автобус, до нас ему минут сорок – уже скоро будет.

Взмахи тонкого девичьего запястья в сторону слепящих фар полных маршруток. Мимо, мимо, мимо. Желтая Газель, не мигнув поворотником, прижалась на обочине:
- Возьмете?
- Да, садись.

Дверь открывается автоматически. Темный пустой салон:
- О, а где люди?
- Я КАМАЗ слегка в бок поймал. Пока гаишники оформляли, все разъехались.

На ближайшем светофоре пересесть из полумрака кресел под лобовое стекло. Открытые окна, зеленистая подсветка панели управления, иконка и ремень безопасности, который не фиксируется в гнезде. Мысленно закурить и, воплощая сигаретный дым в реальность, познакомиться:
- Я – Леонид.
- Василий.

Обычно после этого имени я полминуты жду, когда внутри схлынет волна тошноты. Странно, но ничего подобного. Лишь отворачиваюсь, что улыбнуться. Задать вопрос о маршруте (я живу в городе, где кладбище находится практически в центре – каждый раз тянет зайти, чтобы смерть иногда вспоминала обо мне):
- Василий, а вы случаем не через кладбище поедите?
- Не, я сворачиваю раньше.

Замолчать, уставившись в бескрайность матово-желтых сумерек подсолнечных полей. Промотать в голове минувший вечер. Удивляться, что лимит на хороших людей и неожиданности до сих пор не исчерпан. Аккуратно избавиться от окурка, бессмысленно глазеть на оранжевую линию разметки поверх свежего асфальта.
- У вас хорошие дороги.
- Ну, да – каждое лето одно и тоже: кладут и кладут – заколебали уже.

Дальше следует вопрос про откуда я? Пермский край. А точнее? Чайковский, Соликамск, Березники. Отличительная черта местных рулевых – они не говорливы, но через чур любопытны. Один таксист едва не вытянул из меня треть души за четверть часа. И обязательное уточнение:
- Чем занимаешься?

Я приноровился в ответе: мол, специалист по связям с общественностью. Когда лезут выяснять дальше – плету историю про командировку с целью мониторинга общественно-политической ситуации накануне демократического волеизъявления российского народа. Обязательно несколько умных словцов и, почему-то, о важной необходимости Аграрной переписи населения. Это спасает меня от личных расспросов, но взамен – ливни дождей про невыносимость бытия и тех идиотов, кто придумал аграрный опрос.

Но Василий не такой:
- Чем занимаешь?
- Специалист по связям с общественностью…
- Аааа, понятно – херней страдаешь, значит.

Внизу петляющей дороги видно свечение городка. Он лежит в низине, опоясанный подковой, не выросших в полноценные горы холмов. Обязательная грань ландшафта – металлические горбы элеватора. Зерно тут обрабатываю повсюду, где живут люди. Заезжая в узенькие улочки схлынувшей жары:
- Василий, вы же, когда меня высадите – покажите направление к кладбищу.
- Да, конечно.

Ленивые повороты и сонные светофоры. Автобусный карман:
- Сколько я вам должен?
- Ничего.
- Так не бывает – особенно здесь.
- Кладбище – там.
- Хотя бы сто рублей возьмите.
- Не возьму. Ты из Перми, а я с Вятки – какие деньги с соседей?

Перед тем как захлопнуть дверь:
- Знаете, Василий я сейчас буду странным, но. Последние три года меня выворачивало наизнанку, когда я слышал такое же имя, как у вас. Вот прям краткосрочные приступы внутреннего безумия случались. Пока ехал, все пытался понять – где они? Видимо прошло. Спасибо огромное! Не вам, конечно, но так или иначе – хорошие симптому всегда обнадеживают.
- Хм, чем же он так тебе насолил?
- Да, не он, а она, но отдельная история. Еще раза три по 37 километров.

Он свернул за поворот, а я в сторону кладбища.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Классика чёрного чая

    Возраст - это когда предпочтения от кофе, тонко сваренного в любимой турке, переходит в нюансы чайного удовольствия. В чае глубина полутонов гораздо…

  • Вы женщин любите?

    - Вы с похабством спрашиваете или без похабства? - Без похабства. - Если вы про товарищеские чувства – не знаю, что и ответить. Женщину как…

  • О Форсайтах

    Недавно в диалоге с приятелем услышал: "Меня всегда настораживает, как мужчины рассуждают о том, что думают женщины, пользуясь своими лекалами. А…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments